Почему в Швеции так чисто?

  • 25 октября 2016 в 11:51:09
 

Какова история производства микроволокна? Почему «шведские» салфетки стали такими популярными не только в Швеции, но и в других странах? На вопросы компании БЕЛЫЙ КОТ отвечает Управляющий директор компании SMART Питер Бурман. 

БЕЛЫЙ КОТ: Питер, хотелось бы узнать поподробнее об основателях компании «SMART».
ПИТЕР БУРМАН: У компании «SMART» - три основателя: Роланд Бергланд, Питер Бурман и Дэниэл. Мы познакомились в Лос-Анджелесе в Соединённых Штатах Америки. Вместе работали в компании, которая называлась «Smart-Инновэйшн», и занималась разработкой нововведений для домашнего обихода и уборки. Мы вместе писали статьи, разрабатывали новые методы уборки, путешествовали по Соединённым Штатам, демонстрируя новые образцы вещей для дома, для домашнего обихода. У основателей компании «SMART» большой опыт работы коммивояжерами, продавцами, предлагающими товар.

 

БЕЛЫЙ КОТ: Как возникла идея создать собственную компанию? Почему именно в Швеции? И на какую базу пришла компания «SMART»? Проводилось ли маркетинговое исследование конкурирующих фирм?
ПИТЕР БУРМАН: Мы начали с исследования. Наша группа разработала швабру. По тем временам это была революционная швабра. На ручке она имела приспособление, которое, при вращении ручки, можно было отжимать. Эта швабра стала пользоваться сумасшедшим успехом в Соединённых Штатах. «Разошлась», как говорят в кинобизнесе, тиражом в 15 миллионов. А я, Роланд и Дэниэл в то время уже работали в этой компании. И глава этой компании сказал нам: «Поезжайте в Швецию, в Европу, и будете продвигать эту швабру там!». В 1994 году мы вернулись в Швецию. И первый продукт, который мы начали продавать, и который принёс нам популярность, был не микроволокно, а та самая швабра, которая становилась всё более популярной. Примерно в это же время наши жизненные пути пересеклись с профессором стокгольмского университета господином Нильсом Берлундом. С человеком, который впервые предложил нам эту идею – начать дорабатывать и разрабатывать производство микроволокна.

БЕЛЫЙ КОТ: Имеется в виду изобретатель микрорассеченного микроволокна? Он жил в Швеции?
ПИТЕР БУРМАН: Да. Микроволокно как таковое появилось в Швеции ещё в 60-е годы. А идея применить микроволокно для уборки, плюс его нарезка уникальным способом, целиком принадлежит компании «SMART». Микроволокно существует уже многие десятилетия, но прежде никому и в голову не приходило применить его для уборки, и ещё нарезать его.

БЕЛЫЙ КОТ: Какое было первое изделие из микрорассеченного микроволокна? С чего началось продвижение, и каким образом оно осуществлялось?
ПИТЕР БУРМАН: Первой была салфетка «Люкс» 32х31 см. Эта салфетка была белого цвета и отвратительно выглядела. Первая партия микроволокновых салфеток была неудачной, технология – неотработанной, качество - низким. Всё, что могло быть «не совсем так», было «не совсем так»: не так нарезано, не так сплетено... Салфетка разваливалась на глазах! Потребовалось много времени для отработки технологии. «SMART» выпустил свою первую салфетку в 1994 году. Мы не были первыми на рынке микроволокна. Ещё в 1992 году кто-то уже нечто подобное начал делать. Формально компании и текстильные институты, которые разрабатывали продукцию такого рода, уже в 1990-1992 гг. знали, что возможно нечто подобное изготовить. Но это не продавалось. По-настоящему распространением салфеток и инноваций занялся именно «SMART» в 1994 году.

БЕЛЫЙ КОТ: Значит, первая салфетка была не очень удачной. Каким образом «SMART» справился с трудностями? Не было ли ощущения, что затея бесперспективна?
ПИТЕР БУРМАН: Мы начали продавать салфетки сразу же, но только в Швеции. И реально мы смогли «отточить» качество нашей продукции до более или менее приемлемого уровня только к 1996-1997 гг. То есть, практически к тому моменту, как мы стали сотрудничать с БЕЛЫМ КОТОМ.

БЕЛЫЙ КОТ: Каким образом они убедили шведских хозяек покупать эту новую продукцию? Вы устраивали презентации? Делали рекламу?
ПИТЕР БУРМАН: Мы очень активно продвигали свой товар. В больших супермаркетах стояли телевизоры, специальные люди привлекали прохожих, покупателей и показывали, как можно убираться этими товарами. Это обычное полномасштабное продвижение товара, которое принято на Западе.

БЕЛЫЙ КОТ: Расширение ассортимента продукции компании шло параллельно с продвижением первой салфетки? Или новые товары появились позже?
ПИТЕР БУРМАН: Поскольку для демонстрации в супермаркетах обычно требуется швабра, мы дополнительно разработали ещё и швабру. То есть с самого начала у нас было два вида товаров: белая салфетка и швабра. Мы какое-то время производили только их, дорабатывая качество.

БЕЛЫЙ КОТ: Речь идет о той швабре, которую продает сегодня БЕЛЫЙ КОТ? Или первая швабра выглядела как-то иначе?
ПИТЕР БУРМАН: Безусловно, выглядела она практически так же, как известная вам. Конечно, мы усовершенствовали ее и теперь она лучшего качества, но выглядит точно так же, как и первая.

БЕЛЫЙ КОТ: Россия была не первая страна, куда «SMART» стал поставлять свою продукцию. Когда «SMART» вышел на международный рынок?
ПИТЕР БУРМАН: Безусловно, поскольку мы приехали в Швецию из США, первой страной, куда «SMART» начал продавать свою продукцию, стали Соединённые Штаты Америки. Там наши салфетки и швабры продают через «TV-шоп». Потом наша продукция начала интенсивно продаваться в Италии и Финляндии. Когда мы только выходили на международный рынок, наши салфетки выглядели недостаточно убедительно. Помню, мой приятель из профессиональной итальянской компании, которая занимается уборкой, сказал мне тогда: «Если ты продашь у нас хоть одну свою дрянную салфетку за такие деньги, я съем свою шляпу!». В 2005-2006 гг. мы продали в Италии 600 000 тысяч таких салфеток!

БЕЛЫЙ КОТ: Когда к «SMART» пришло настоящее признание? Когда все согласились, что это лучшая в мире компания, производящая микроволокно?
ПИТЕР БУРМАН: Ещё в 1995 году микроволокно начало хорошо раскручиваться в Швеции. Мы, что называется, «попали в струю»: как раз в тот период в стране началась активная борьба за улучшение экологии. Стало модно думать о проблемах экологии и наши салфетки поддерживали это направление. А в 1996-1997 годах они стали очень популярны в Италии и Испании.

БЕЛЫЙ КОТ: Когда начались контакты с Россией? Какова была ситуация знакомства с Россией? И ожидали ли они такого большого продвижения своей продукции?
ПИТЕР БУРМАН: Впервые о том, что в России есть возможный рынок для микроволокна, мы узнали, когда в 1998 году в Швецию приехала Татьяна Владимировна Воеводина. Российский рынок сам по себе, независимо от микроволокна, не так давно был открыт для зарубежных инвесторов и продавцов. Раньше мы знали о России только то, что советская команда играла со сборной Швеции в хоккей. И каковы перспективы продаж микроволокна было неизвестно. Позиция была такова: если мы продадим хоть что-то, уже неплохо.

БЕЛЫЙ КОТ: Что представляет собой компания «SMART» сегодня? Как много людей там работает? Каковы производственные мощности? Находится ли всё это в Швеции или существуют какие-то филиалы?
ПИТЕР БУРМАН: С гордостью можно сказать, что из маленькой компании, которая специализировалась на продаже товара для «Магазина на диване», «SMART», в совокупности со своим американским филиалом, стали одной из лидирующих компаний по производству микроволокна в мире. Большинство оборота нашего товара происходит не под нашей маркой, потому что мы производим микроволокно для многих компаний. Чем отличается микроволокно, которое производится для других компаний от микроволокна, которое «SMART» изготавливает под своим собственным брэндом? Отличие велико. Многие производители считают, что покупатель не видит ничего, кроме того, что написано на ценнике. Соответственно, чтобы снизить себестоимость продукции, компании не слишком требовательны к качеству товара. Главное, чтобы цена была низкая. Но существует некая пропорция между затратами на производство и качеством продукции. Когда компания «SMART» производит микроволокно под своим брэндом, это микроволокно наивысшего качества! Оно разительно отличается от продукции, которую мы можем позволить себе производить для других клиентов, не требующих вообще никакого качества. Что касается количества сотрудников компании, то, если речь идёт об административном персонале, это порядка пяти тысяч человек. Но это по всему миру плюс Соединённые Штаты. Если же говорить о производстве... Самое большое ноу-хау компании «SMART» - это процесс обработки микроволокна, покраски, нарезания микроволокна определённым образом. Для того, чтобы минимизировать возможные проблемы и затраты, то есть сам процесс завоза в производство исходного материала, его вышивание и т.д., мы используем арендованные мощности. То есть, «SMART не имеет производственных площадей в собственности. Мы нанимаем компанию, которая только для нас это всё делает. Мы же предоставляем им всю информацию: при какой температуре происходит процесс, каким образом, какое время продолжается каждая операция и т.д. Что делаем конкретно мы? Мы выполняем ответственную, самую важную функцию, которая и отличает нас от других: мы нарезаем микроволокно. Поэтому сложно сказать, сколько людей работает на нашей фабрике.

БЕЛЫЙ КОТ: Каким образом «SMART» начал сотрудничать с проектом экологического района Стокгольма «Хаммербер»? Компания выиграла тендер? Почему именно продукция «SMART» выбрана для использования в этом районе?
ПИТЕР БУРМАН: Компания «SMART» давно сотрудничала с некоммерческой организацией под названием «Поддержим Швецию в чистоте». Эта организация посвящает много времени обучению людей, продвижению экологически чистого мышления и образа жизни, связанного с поддержанием его. Сотрудники организации подумали, что если компания «SMART» помогает на 80% снизить потребление в бытовом обиходе химических веществ, то почему бы им не пригласить её для участия в новом эко-проекте? Строительство и обеспечение жизнедеятельности самого экологически чистого района мира Хаммербер - не на 100% коммерческий проект. На примере этого района очень выгодно можно показать, как со стороны компании «SMART», так и со стороны этой некоммерческой организации, модель будущего для всей Европы. Стоит задача сделать так, чтобы все города состояли из подобных районов. Цель – показать, научить, как можно использовать экологически чистую продукцию, в том числе и салфетки компании «SMART» и другое микроволокно, для достижения новых стандартов уборки, экологической чистоты, и вообще экологического способа жизни. В скором времени во всём мире начнется строительство таких же районов.

БЕЛЫЙ КОТ: Вы давно живете в Швеции. Как за последние годы изменилась Швеция? Швеция самая чистая страна в мире. Была ли она такой всегда?
ПИТЕР БУРМАН: Организация «Поддержим Швецию в чистоте» была образована не вчера. Я был ещё маленький, но помню, как эта организация уже проводила тренинги, субботники. Везде были урны, чтобы люди не кидали мусор. Всех учили тому, как правильно нужно выбрасывать отходы. И за годы своей работы организация действительно смогла многого достичь. Скажем, люди стали покупать машины на газу. Все автобусы в городе ездят на газу. Все больше выпускается «гибридных» машин – электробензиновых... Очень показательно, что десять лет назад люди в Швеции покупали микроволокно, потому что это была суперновинка, суперпродукт. А теперь продажи микроволокна, только в одной Швеции, в десять раз больше, чем были. Но не за счёт того, что это «супертовар», а за счёт того, что люди уже воспринимают его как норму жизни. Они покупают этот товар как молоко, хлеб, воду и т.п. Это нужно купить, потому что я, например, не могу пользоваться химией. Вот вам показатель того, как Швеция смотрит в будущее по отношению к своим детям, внукам. Мы действительно хотим сохранить и передать им Швецию в более чистом состоянии, чем она была при нас. И район Хаммербер – наглядная тому иллюстрация. Общие настроения в обществе направлены на экологию и в эту Концепцию очень хорошо вписывается микрорассеченное микроволокно компании «SMART».